News Events

Новая корпоративная практика России: несколько директоров у одного юридического лица.

28.08.2015

С сентября 2014 года российское законодательство предоставляет юридическим лицам право в соответствии со своими учредительными документами наделять полномочиями единоличного исполнительного органа нескольких лиц, действующих совместно или независимо друг от друга. Сведения об этом подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц. При этом в качестве единоличного исполнительного органа может выступать как физическое, так и юридическое лицо.


Лебедь, Рак и Щука


В зарубежных правопорядках давно сложилась практика наделения полномочиями руководителя нескольких лиц, действующих совместно, такой принцип управления получил название принципа "нескольких ключей". Но если за рубежом практика устойчивая, то у российских юристов такое нововведение нашего законодателя вызывает недоумение или появляются опасения: не сложится ли ситуация многоликости как с Лебедем, Раком и Щукой в известной басне Крылова? Сравнение с литературными персонажами вовсе не случайно: коллеги предполагают, что возникнут сложности - как быть в ситуации, когда один директор заключил договор, а второй на следующий день его расторг, как распределить компетенцию и разделить полномочия при действии независимо друг от друга, как разрешить проблемы подчинения работников - кому подчиняться, чьи распоряжения выполнять, как разрешить вопросы волеизъявления - когда требуется взаимное согласование действий всех руководителей и оно не может быть по той или иной причине достигнуто и так далее.


Динозавр, Змей Горыныч и двуглавый орел


Попробуем рассуждать по-иному: если законодатель ввел опцию многоликости исполнительного органа, значит, смысл в таком введении есть. Тем более, за рубежом прекрасно используется такая конструкция.

Предположим не ситуацию с Лебедем, Раком и Щукой, а с огромным динозавром с маленькой головой. Есть крупная компания, которая занимается производством и сбытом, директор у нее всего один, у него есть заместители. На директора ложится огромным грузом подписание массы договоров - коммерческих, хозяйственных, связанных с производством, трудовых, наконец. При этом что отличает директора от заместителя - это статус и полномочия. Первый действует без доверенности - второй действует только по доверенности. Очень удобно распределять подписание договоров между заместителями по отраслевому признаку - коммерческий директор отвечает за договоры по коммерческому блоку, исполнительный директор - за хозяйственные договоры, директор по производству - за договоры по своему блоку. При этом ранее договоры заместители могли подписывать только по доверенности. При приравнивании статуса заместителей к статусу директора доверенность не требуется и надежнее защищены интересы контрагентов. Доверенность легко подделать, и трудно проверить, действительно ли она выдана на конкретного представителя. Однако запросив выписку из ЕГРЮЛ, контрагент может увидеть, что данный конкретный заместитель есть в числе лиц, наделенных полномочиями единоличного исполнительного органа. Идем далее. По своему статусу заместители, разумеется, ниже самого директора. Никто не застрахован от того, что контрагент или потенциальный клиент не захочет иметь дело с заместителем, а захочет вести переговоры только напрямую с директором. В таком случае приравнивание статуса заместителей к статусу директора - равноценного руководителя - придаст веса заместителям и их правомочности представлять интересы компании.

При совместном или независимом действии неизменно встает вопрос разделения компетенции. Нам представляется, что необходимо включить в устав и должностные инструкции компании положения о четком распределении или разделении полномочий - в каких случаях руководители действуют только вместе, по каким вопросам действуют отдельно. Это может быть разделение по территориальному принципу: один директор курирует проекты в одном регионе, второй - в другом, третий - зарубежные проекты. Это также может быть принцип цены сделки: любой из директоров заключает договоры на сумму, не превышающую определенный порог, после достижения этого порога договор должны подписать все директора вместе. И так далее. Можно ввести и иные принципы в зависимости от специфики самой компании и ее деятельности. Получаем уже не Лебедя, Рака и Щуку, а двуглавого орла или трехголового Змея Горыныча и так далее - одна голова смотрит в одну сторону, вторая - в другую, третья - вверх и вниз. И на 360 градусов все под контролем.

Очевидным плюсом наличия второго или третьего равнозначного руководителя будет ситуация, когда в компании есть четкое деление на мажоритариев и миноритариев. Наличие второго или третьего директора, чья кандидатура предложена миноритариями или их группами, позволит последним контролировать работу компании и защищать свои интересы. Также и при создании совместных предприятиях с иностранными инвестициями: один директор - местный, второй - иностранец. Обе стороны в исполнительном органе представлены, опосредованный контроль присутствует с обеих сторон.


Быть или не быть?


Возможные сложности, с которыми предположительно столкнется компания при многоликости единоличного исполнительного органа, это, к примеру, вопрос административной или имущественной ответственности - кого штрафовать, с кого взыскивать убытки - с одного директора или со всех, если ответственность за административное правонарушение предусматривает наложение взыскания на руководителя юридического лица или предусмотрена материальная ответственность руководителя. Вопрос, разумеется, порожден отсутствием релевантной практики. Будем оптимистами и понадеемся на то, что правоохранительные и судебные органы создадут соответствующую практику или дадут разъяснения. Несомненно, что первопроходцем быть боязно, но тем компаниям, которые столкнулись с необходимостью многоликости своего единоличного исполнительного органа, нововведения законодательства пойдут на пользу. Надо лишь тщательно проработать вопросы разделения и распределения полномочий.